Семейная сага

     Посвящается дорогим моим

родителям Маргарите Константиновне

и Александру Романовичу Беляевым

             

Часть 1. Отец

О цели и смысле жизни говорят по-разному, но,в любом случае, оптимистично: "человек рожден для счастья", или "человек рожден для любви, как птица для полета".А еще говорят, что "человек кузнец сво его счастья". Все эти поговорки, человек придумал для своего утешения. Уверенность в том, что ты, ра но или поздно, непременно будешь счастлив, рождает на дежду, без которой человек не может жить. Даже в старости он продолжает надеяться, что его еще что-то ждет.

К сожалению, нет таких мер и весов, на которых кто-то отмерял бы и отвешивал нам "положенное" бла гополучие. А что касается ковки собственного счас тья, то я считаю, что судьба человека зависит не от его стремлений и активной деятельности и, уж тем бо лее, не от талантов и способностей, сколько от не предвиденных обстоятельств. Убедиться в этом я мог ла, по крайней мере, на судьбе нашей семьи. Скольно раз казалось, что Птица Счастья уже почти в руках. Вот-вот, еще совсем немного и овладеем ею. Но опять происходило что-то такое, независящее от нас, отче го все рушилось и жизнь приходилось начинать снача ла.

Я собиралась написать книгу о нашей семье, на чав ее с себя. Не получилось... Не зря же украин ская поговорка предостерегает: «не лезь раньше бать ки в пекло!» Так что пусть уж все идет по неписан ному, но привычному канону.

Биография отца складывалась в моем воображении не просто. Когда он умер, мне шел всего тринадцатый год. Так что из моего личного общения с отцом, я уз нала не очень много. В основном о его детстве и юно сти. О чем-то узнала из писем друга его детства  Ни колая Павловича Высоцкого. Что-то от отцовской двою родной сестры, Елизаветы Николаевны Серебряковой. Но больше всего, конечно от мамы. И все же, большая часть жизни отца так и осталась для меня, да и для мамы, загадкой. И спросить теперь уже не у кого... Ну что ж, ограничусь тем, что есть.

Родился отец 16-го /по старому стилю 4-го/ мар та 1884 года, в Смоленске, в семье священника Рома на Петровича Беляева и его жены Надежды Васильевны. Дом, в котором они жили, был собственностью матери, которая купила его еще до замужества. Он стоял на возвышенности. Фруктовый сад, окружавший его, слов но сбегал с пригорка к реке.

В 1984 году, в 100-летие отца, я была в Смолен ске. Мне показали приблизительное место их усадьбы, о которой ничего не напоминало. Теперь здесь буль вар и дома загораживающие реку.

У Беляевых было трое детей: Василий, Александр и Нина. В детстве Вася упал с лежанки и остался, на всю свою недолгую жизнь хромым. Когда он был студен том ветеринарного института, катаясь на лодке, уто нул. Ниночка, в возрасте 9-ти или 10-ти лет, умерла от саркомы печени.

В доме царила атмосфера набожности. Всегда было полно каких-то бедных родственников и богомолок. Но, несмотря на религиозную обстановку, Саша с само го детства, не испытывал перед Богом ни благогове ния, ни страха. Правда, в церковь, как и положено, он ходил. Но, вместо того, чтобы молиться, разгляды вал иконы, прищуривая то один глаз, то другой. Развлекаясь таким образом, Саша однажды обнаружил, что видит глазами не одинаково. Кстати о зрении от ца. Когда ему было лет десять - двенадцать он качал ся на качелях. Раскачавшись, попытался сделать ду гу, но сорвался и упал лицом вниз, сильно ударив при этом один глаз. Глаз распух и совсем заплыл. Перепуганная мать, срочно послала за врачом. Пришел местный эскулап и безаппеляционно заявил, что глаз необходимо зашить! Надежда Васильевна категорически этому воспротивилась. Стали сами, на свой страх и риск, делать свинцовые примочки, благодаря чему глаз был спасен. Падение, однако, не прошло даром, он стал видеть ушибленным глазом хуже, из-за чего ему, в последствии, пришлось носить очки. В связи с этим, мне вспомнился смешной и одновременно глупый случай. Как-то, много лет спустя, отец ехал на трам вае, По дороге он купил газету и собирался ее про честь, но оказалось, что он забыл дома очки для чте ния. Правда, он мог обходиться и без них, но для этого ему надо было поднести газету к самым глазам. Что он и сделал. Увидев это, кто-то из пассажиров, насмешливо заметил:

-Очки-то, видать, из Форсу носит, а читать в них не видит!

В семье батюшки, упоминать черта, считалось большим грехом. И о тех, кто это делал, говорили, что он черным словом ругается. По непонятным причи   нам, с самого детства, Саша питал к чертям симпа тию. Собственно не к чертям, а маленьким чертикам, в существование которых верил. Часто его бранили за то, что он качает ногой.

-Не качай нечистого!- скажет бывало с укором ня ня. Саша переставал, но стоило всем уйти, как он принимался за то же занятие.

- Пусть покачается! -думал он, пытаясь предста вить себе, что у него на ноге сидит маленький смеш ной чертенок.

Часто у них в доме появлялся тихо помешанный, которому мерещились черти. Иногда он тихонько сидел в кухне на печи и бормотал себе что-то под нос. Но бывало, что черти так допекали его, что он с криком соскакивал на пол, хватал кочергу, и быстро повора чиваясь вокруг себя, рисовал круг.

-Что, не пролезть? - спрашивал он и хихикал. - Не достать? Вот я вас! - угрожал он им и начинал крестить стены и потолок. А Саша стоя поодаль, смот рел на него без страха, с большим интересом.

Как-то Саша, когда ему было лет пять или шесть, объелся сырым горохом. Ночью у него поднялась высо кая температура, начался бред. Всюду, куда бы он не смотрел, появлялись чертики. Они выглядывали из-за занавесок, из-под подушки и даже из-за иконы. Чертики весело хихикали и прятались. Саше было душ но и тяжко, но он знал, что, во что бы то ни стало должен им отвечать. И он, превозмогая дурноту, тоже хихикал. Надежду Васильевну это очень встревожило и она, делавшая ему холодные компрессы на голову, не могла ничего больше придумать, как крестить его и шептать молитву, чтобы он выздоровел.

Детский мир Саши был полон чудес и фантазий. Как-то, проснувшись среди ночи, он вдруг увидел, что из глубины комнаты на него двигается привиде ние. Ему стало страшно, но, несмотря на это, хоте лось знать, что будет дальше. Затаив дыхание, Саша ждал. Но привидение вдруг остановилось. Движимый любопытством, превозмогая страх, он медленно вылез из постели и пошел навстречу привидению. Был мо мент, когда он готов был отступить, но, стуча зуба ми, продолжал идти вперед, пока не стукнулся лбом о что-то твердое. После этого он все понял. Вечером купали детей и мать, вытерев их, набросила банную простыню на дверь. Луна, заглядывавшая в окошко, частично освятила простыню - привидение стало двига ться...

   Саша был уже школьником и имея карманные день ги, он частенько заходил в магазинчик, где за двугри венный, можно было приобрести любую вещь. Здесь была всякая мелочь.

Однажды Саша купил там маленький, величиною с ладонь, человеческий скелетик. Сделан он был из про волоки и гипса. Все его суставы двигались. В то вре мя Саша дружил с сыном гробовщика. По Сашиной прось бе гробовщик сделал маленький гробик, как раз по росту скелетика.

Придя домой, Саша привязал ниточки ко всем сус тавам скелетика и к крышке гробика. Когда настал ве чер, Саша, потренировавшись, пригласил в детскую ня ню и велел ей сесть. А сам скрылся за ширмой. В ком нате были уже сумерки, и старушка не сразу замети ла, что на столе стоит гробик. Вдруг раздался сла бый шум. Крышка гробика открылась, отвалившись на бок. А в гробике, во весь рост, поднялся скелетик. Передернув плечами, он стал притоптывать в гробу, вскидывая руки и ноги. Потом, выскочив из гробика, пустился в пляс. Няня, от испуга охнула и закрыла рукой рот, словно боясь закричать. Не которое время она сидела словно завороженная, потом, сорвавшись с места, крестясь и причитая, кинулась к двери. Вбе жав в комнату матушки, она не могла толком объяс нить, что ее так напугало, и только повторяла:

-Непоседа Царевич! Непоседа Царевич!.. Так  звала она Сашу в детстве за его неуемный характер.

Испугавшись, что с сыном опять что-то произо шло, Надежда Васильевна поспешила в детскую. Там она сразу поняла, что это очередная проказа ее лю бимца. Хотя Саша был самым непослушным и проказли вым, мать любила его больше остальных детей. Не стала ругать его и за эту шалость.

В другой раз, купив в том же магазине маленький цветной фонарик, он забрался днем на высокое дере во, росшее в их саду и, перекинул через сук шпагат, к концу которого привязал Фонарик. Вечером, когда на улице совсем стемнело, он зажег в фонарике свечу и подтянул его вверх.

В это время обычно возле домов собирались, на посиделки старушки. Посидят, соседей посудят, о по годе, о ценах поговорят. Саша подошел к ним тихонь ко, встал и ждет, что будет, когда его фонарик уви дят. Как он и ожидал, довольно скоро кто-то его заметил, но принял его за новоявленную звезду. И пошли тут разговоры...

-Родился кто-то! -сказала одна старушка.

-Не иначе, как святой! - проговорила вторая и перекрестилась.

-Ишь, как горит! - воскликнул кто-то еще восхищенно.

Стали вспоминать всякие знаменья, предшествовав шие всяким событиям. Кресты, круги на небе. И даже какие-то слова. А Фонарик вертится на ветру и мига ет, то синим огоньком, то красным, то  зеленым...

На улице уж и народ собрался на необыкновенную звезду поглядеть. Стоят, смотрят, свое  мнение вы сказывают. Послушал Саша их разговоры, а потом, рав нодушно так, между прочим, говорит:

-И никакая это не звезда, и никто не родился! Это я на дерево фонарик повесил. Вот он и крутится на ветру!

Сначала ему никто не хотел верить, а потом по няли, что он говорит правду. И, как-то так, обидно стало. Было чудо, и нет его…

Как все мальчишки, Саша увлекался приключенчес кой литературой. А начитавшись таких книг, жаждал сам что-то открывать, с кем-то бороться, кого-то спасать. Но в городе, где он жил, никаких тайн уже не осталось. Приходилось искать их и выдумывать.

Однажды, лазая с другом детства Колей Высоцким по песчаному обрыву, Саша обнаружил узкий проход. Вернее даже не проход, а просто расщелину. Фантазия его сразу разыгралась. Он видел уже перед собой пе щеру, кости пещерных жителей, древнюю утварь...Не медля ни минуты, он устремился в пугающую и в то же время манящую темноту, увлекая за собой Колю. Путь был трудным, продвигаться приходилось боком. Кроме того, было cовсем темно, свет, снаружи еле пробивался. Саша был так уверен, что за узким доходом окажется пещера, и когда они оказались в свободном пространстве, он нисколько не удивился. Коля явно трусил. Несколько раз он предлагал верну ться, но исследователь  глубин, был непреклонен.

Он сказал:- Если боишься, можешь возвращаться, я иду дальше!

Впереди был все тот же мрак, позади узкая поло ска света, с каждым новым шагом все больше таявшая во тьме.

Вытянув вперед руки и нащупывая ногами почву, Саша храбро продолжал продвигаться вперед, навст речу неизвестности, Через некоторое время он вдруг на что-то наткнулся. Будучи во власти своей фанта зии, Саша не сразу сообразил, что это за предмет. Он ожидал найти здесь что угодно: статую Будды, копья, стрелы, мертвецов, облаченных в латы, нако нец саркофаг. Но перед ним, как ни странно, стояла обыкновенная бочка. Все еще надеясь на чудо Саша отодвинул тяжелую крышку и сунул руку внутрь боч ки. Коля привлеченный шумом, настороженно спросил:

-Ну, что там?

Саша молчал. Лотом вдруг раздался аппетитный хруст и его не совсем внятный ответ:

-Огурцы.

-Врешь?! -не поверил Коля.

-На! - Сашa протянул на голос руку с огурцом.

Через некоторое время раздалось похрустывание.

-А как же они эту бочку протащили через такой узкий проход? -удивился товарищ.

-Наверное тут есть где-нибудь другой ход, - логично предположил Саша.

Рядом с бочкой, он на ощупь, опознал стол, на крытый клеенкой. Возле него лежало несколько дере вянных ящиков. И вдруг ребята заметили маленький лучик света. Когда они подошли к нему ближе, то по няли, что пробивается он из обыкновенной замочной скважины. Решительно шагнув вперед, Саша приник глазом к скважине и увидел знакомую поляну, часть аллеи и кусочек беседки. Все это находилось в Город ском Саду, а пещера оказалась просто складом, где хранились продукты летнего ресторана. Разочарованные ребята вылезли из пещеры тем же пу тем и пошли искать новые тайны.

- О -

В школе, где учился Саша, был один никем нелю бимый учитель. Не высокого роста, с длинным лицом, козлиной бородкой и скрипучим голосом, он наводил на всех ужасное уныние. На его уроках, хотелось спать. В школу и со школы, он ходил  через чужой двор, пролезая в дыру в заборе. Ребята, которые жили в этом дворе, просто из себя выходили, когда он появлялся. Они не раз совещались, как бы им оту чить его от этого. Пробовали забить дыру, но он на ходил новый лаз или отрывал какую-нибудь доску и продолжал ходить. Решили поговорить с Сашей Беляе вым, который слыл большим выдумщиком. Саша думал недолго. Одному он велел принести штаны, другому рубашку, третьему глиняный горшок. Сам он принес несколько аршин веревки и большую охапку соломы. После этого он смастерил чучело, пристроив вместо головы горшок. К чучелу он привязал веревку и натя нул ее через сук, а чучело положил на край сарая, мимо которого ежедневно проходил учитель. Все было тщательно подготовлено и отрепетировано. Когда во дворе стемнело, заговорщики были на своих местах.

В обычное время, ничего не подозревая, учитель проскользнул в дуру и направился, вдоль сарая. Все было тихо. Но когда он дошел до угла сарая, раздал ся душераздирающий крик и сверху на него упало что-то большое и мягкое. Одновременно что-то разби лось, после чего наступила тишина. Не дав ему опо мниться, Саша быстро подтянул чучело на крышу. На земле остался только разбитый горшок.

Слегка оправившись от испуга, учитель оглянул ся, но никого не увидел. Тогда он вернулся назад и заглянул за сарай. Никого не было. И вообще весь двор был пуст.

На другой день, перед тем как пролезть во двор, учитель заглянул в дыру и осмотрелся. Не заметив ничего подозрительного, пошел дальше. И опять, пов торилось вчерашнее. И снова он не успел ничего заме тить. Отправляясь в школу на следующее утро, он ре шил тщательно осмотреть двор, но ребята оказались хитрее его. Веревка была снята, чучело убрано в са рай. Придя в школу, учитель стал с подозрением при глядываться к ученикам. Он был почти уверен, что эту шутку подстроил кто-то из его учеников. Но их лица били непроницаемы. Никто даже не улыбался. И так повторялось несколько раз. А однажды вечером, произошло нечто совсем невероятное. На этот раз учитель успел завернуть за угол, радуясь тому, что все обошлось. И тут, на него свалилось что-то мяу кающее и кричащее. Оно ударило его в бок и оцарапа ло. Позади, раздался топот, а кошачий крик, вознес ся в небо. С тех пор учитель больше не ходил через этот двор.

                    -О-

 

С Сашей охотно играли все ребята, но у него бы ла своя компания. Свои игры и секреты. Как-то один из мальчиков, которому очень хотелось с ними дру жить, попросил принять его в их компанию.

—Мы подумаем... - ответил ему Саша. Мальчик с нетерпением стал ждать ответа. На третий день, Саша спросил:

-Ты хочешь вступить в наше рыцарское общество?

-Да-аа, - ответил мальчик несколько удивленно.

-А ты храбрый?

-Храбрый, -неуверенно ответил тот.

-Тогда мы будем посвящать тебя по всем прави лам.

-А как это? - уже с тревогой, спросил мальчик.

-Узнаешь!

-А когда вы меня примите?

-Мы дадим тебе знать!

Через несколько дней, один из ребят таинственно шепнул ему на перемене:

-Завтра, в десять часов вечера, у старой церк ви.

Было непонятно, обрадовался мальчик этому извес тию или испугался, так как в ответ он ничего не ска зал. Когда он пришел в назначенное место и назначен ный час, его ждали только двое.

-А где остальные? - спросил он робея от дурного предчувствия.

-Мы с ними встретимся, -ответил один из ребят и спросил другого таинственным шепотом:-ну что, пора?

Второй промолчал, к чему-то прислушиваясь. Потом сказал:

-Пора, - и вынув из кармана черный платок, завя зал им глаза кандидата в рыцари. После этого ребята взяли его за обе руки и куда-то повели. Чтобы наг нать на него страху, пошли через кладбище, постояли немного около могилы, дали потрогать крест, попуга ли загробными голосами и, наконец, привели на то же место, откуда ушли.

Проскользнув в полуоткрытую дверь колокольни, поднялись на несколько ступеней и наконец, сняли с его глаз повязку. Взгляду его предстало странное зрелище. На крутом повороте лестницы, стояла необыч но высокая и страшно худая фигура в белом. На голо ве у нее было что-то вроде чалмы, а в руках узкий длинный меч. За спиной фигуры, разливалось зеленое мерцающее сияние, по временам рассыпаясь искрами.

У бедного мальчика даже зубы застучали от стра ха. Ему показалось, что вот-вот появится еще ка кое-то страшилище, и утащит его в преисподнюю.

-Сын мой! - произнес великан громким зловещим шепотом, от которого по спине забегали мурашки. - Готов ли ты стать членом нашего ордена?

-Г-г-готов, - заикаясь, ответил кандидат в рыцари.

-Тогда приклони колени и повторяй за мной клят ву, -проговорил тощий великан.

Дрожащие ноги повиновались с готовностью.

-Я, раб божий, - заговорил великан неожиданно громким голосом, растягивая слова. -божий,-повторило эхо.

-Клянусь всеми чистыми и нечистыми силами...

-силами... -опять повторило эхо.

Великан поднял свой меч и протянул его к будуще му рыцарю, но меч не доставал до него. И тогда про изошло чудо - верхняя часть великана стала медленно спускаться вниз, тогда как край одежды и пара башма ков, остались на том же месте.

Продолжая произносить слова клятвы, великан кос нулся концом меча головы посвящаемого, но тот, вме сто того, чтобы повторять за ним, заплакал:

-К м-а —а -а- ме-е хо - чуу!

Посвящение не состоялось. Завязав ему глаза, ребята торопливо повели несчастного к дому. А он, продолжая всхлипывать, повторял:

-К маме хочу-y-yу…

После этого приключения, парнишка заболел нерв ной горячкой, а когда выздоровел, стал ребят обхо дить стороной. А они очень жалели, что так получи лось, ведь они никак не думали, что он так испуга ется и, тем более, заболеет.

 

                  - О -

Когда Саша был уже учеником старшего класса, он вдруг заинтересовался старой заколоченной церковью. Церковь была еще крепкая и могла служить, но, поче му-то, была закрыта. На eе дверях висел огромный висячий замок. Паперть поросла травой, на колоколь не жили голуби, а в разбитых окнах гулял и свистел ветер, отчего церковь эта казалась особенно таинст венном и привлекательной. - Фантазия Саши снова ра зыгралась и он решил проникнуть внутрь, уговорив на это своих друзей.

Сперва, они попытались сделать это естественным путем, через дверь, но замок оказался слишком креп ким, а выламывать петли не хотелось. Тогда Саша ре шил, проникнуть в церковь через узкое оконце, до которого можно было добраться с крыши примыкающего крыла.

Достав надежную веревку, ребята приступили к делу. С трудом протиснувшись в узкое оконце, Саша стал спускаться в таинственный полумрак. Когда до пола оставалось всего несколько аршин, Саша нащупал ногами конец веревки. Подняться наверх без трениров ки, было трудно. Оставалось только одно - прыгать, что он и сделал, упав со страшным шумом на груду пустых ящиков, к счастью ничего не повредив себе. Испуганные шумом голуби, поднялись со своих мест к закружились под куполом. Потом наступила тишина. Пахло ладаном, сыростью и мышами. Со стен строго смотрели темные лики святых. Ничего сколько-нибудь интересного и тем –более таинственного, в церкви не было.

-Саша, ты где? – в один голос закричали в окош ко, испуганные товарищи. Церковь наполнилась гулом.

-Здесь! Где же мне еще быть?!

-Что ты там делаешь?

-Почему ты упал?

-Веревка кончилась!

-Что делать будем?

-Не знаю!

-Ты не горюй, мы тебе будем еду носить!

Такое обещание Сашу не утешало, Хотелось выбра ться на волю. Тем-более, что ничего интересного в старой церкви, не оказалось. Другое дело, если бы он нашел клад или eщe что-то...

-Я попробую выбраться через двери, - заявил Саша.

-Как?

-Будем ломать замок, слезайте!

Когда замолкли голоса и Саша остался один, ему стало немного не по себе. Он подумал, что о нем могут забыть, и он будет сидеть здесь до тех пор, пока не умрет с голоду или сам не сумеет выбраться. Представив себе, как бы он тут спал на ящиках, он передернул плечами. Приключения он любил, но спать предпочитал в своей мягкой кровати.

Когда он подошел к двери, то увидел, что петли под замок прибиты изнутри и спасти себя сможет толь ко он сам. Ему и в голову не приходило обратиться за помощью к взрослым.

В детстве он носил высокие сапожки, за голени щем которых всегда был нож. Теперь он ему пригодил ся. С его помощью Саша сломал запор и, освободив се бя, вышел.

Через несколько дней, в городской газете, была напечатана заметка о том, что какие-то хулиганы взломали церковные двери.

По всей вероятности, - предполагала газета, -сделано это было с целью ограбления. Ребята посмея лись, но в своей причастности к взлому, никому не признались.

                   - О -

 

Роман Петрович был священником Адегидриевской церкви. Приход его был большим и богатым. Своего ба тюшку прихожане любили. Они утверждали, что когда он читает проповедь, вокруг его голов видно сияние. По большим праздникам, прихожане приносили своему пастырю столько всякой снеди в виде куличей, яиц, жаренных и живых кур и уток, что съесть все это не было никакой возможности. И тогда, матушка, разда вала все это нуждающимся.

Брат Романа Петровича Николай Петрович, тоже был священником, но его приход был бедным. В семье Николая Петровича было много детей, и жили  они до вольно скромно. Нo, несмотря на добрую душу и воз можности, Роман Петрович почему-то не помогал бра ту.

Только, какое-то время, у них жила племянница Лизынька, существо тихое и покладистое. Но жилось ей у дяди не сладко. Комнатушка, которую ей дали, была маленькая и тесная. К тому же к ней примыкала стена русской печи. Особенно невыносимо было, когда купали Ниночку. Печь в таких случаях топили так, что до нее нельзя было дотронуться. Лиза изнывала от жары и долго не могла уснуть. Часто и Саша не давал ей спать. С детства он любил музыку. Кто-то научил его играть на скрипке. Будучи избалованным, он не считался ни с чьим мнением и, когда на него находило вдохновение, мог играть часами, далеко за полночь. Лизынькина комната находилась рядом с его комнатой, и она не могла уснуть, пока он не перес товал играть. Иногда не выдержав, она просила:

-Саша, перестань играть, мне завтра рано вста вать на курсы! - Но Саша оставался глух к ее прось бам. Материнская чрезмерная любовь сделала его неис правимым эгоистом. Но зато, когда ему бывало весе ло, он заражал своим весельем любого. А на забавы он был большим мастером.

У дяди Николая Петровича, была пара лошадей, на которых он ездил навещать больных прихожан. Приез жая к нему в гости, Саша любил кататься верхом. Но зрелище это было довольно страшное. Вскочив на нео седланную лошадь, он несся, пришпоривая её во весь опор. Несколько раз падал с лошади и разбивался до крови, но это его не останавливало. Потерев ушиблен ное место, он снова вскакивал на лошадь и скачки продолжались. И вообще, стоило Саше появиться у род ных, все в доме переворачивалось вверх дном. Его многочисленные братья и сестры охотно подчинялись ему. Начинались представления, концерты, шарады. А о Святках и говорить нечего! Чего только он не вытворял!

Вспоминается мне еще один розыгрыш отца. Дело было под праздник Ивана Купала.В этот день принято было искать клады. Существовало поверие, что в ночь, над кладом, загорается огонек. И случается это, когда расцветет папоротник. То, что он цветет, тоже легенда. К этому дню Саша приготовил все зара нее: достал старый глиняный горшок, насыпал его до верху черепками, а поверх них, положил медяки. Все это он зарыл на кладбище, а когда стемнело, зажег над "кладом" длинную свечу. Придя на свою улицу, он повел разговор о кладах, а потом предложил пойти ис кать их. Он слегка волновался, так как боялся, что пока будет уговаривать ребят, да пока они соберут ся, свеча погаснет и никакого сюрприза не получит ся. Но несколько парней, очень охотно ухватились за его предложение и, сейчас же, взяв лопаты, двину лись к кладбищу. Незаметно Саша довел их до нужного места и тут, один из парней закричал:

-Братцы, смотрите, огонь!

-Где? Где? – раздались голоса голоса.   

- Да вон, там!

Все зашумели И, вдруг смолкли. Вроде бы и вери ли в это поверье, а увидели, и страшно стало. Ноги будто к земле приросли.

А он подбадривал их, торопил. Свеча, вот-вот могла погаснуть. Тихо окружили огонек. А свеча, и впрямь уже догорала. Еще бы немного и ее никто не заметил. Сразу принялись рыть. И вот, чей-то зас туп, стукнулся о что-то твердое. Ребята перегляну лись и стали рыть ещё быстрее. И вот, из земли по казался горшок!

-Тащи его, тащи! -послышалось со всех сторон.

Когда горшок вытащили и поставили на могильную плиту, из всех грудей вырвался вздох облегчения. Клад решили делить здесь же, на месте. Но, когда высыпали содержимое горшка, всех, кроме Саши, постигло разочарование. А Саша стоял в сторонке и посмеивался.

                  - О -

 

По воле отца, Сашу отдали учиться в духовную семинарию, которую он закончил в 1901 году. Роман Петрович надеялся, что сын пойдет по его стопам и, в последствии, займет его место. Но Саша и думать об этом не хотел. Да и гоже ли безбожнику было ста новиться священником?! Вопреки желанию отца, он по ступил в Демидовский лицей в Ярославле, решив стать юристом. С его живым и любознательным характером надо было, наверное, выбрать что-то иное, ну, хотя бы, театр. Тем- более, что он давно притягивал его. Впрочем, юристом он был недолго. В это время умер его отец. Оставшись без средств к существованию,  и не имея возможности платить за учение, он вынужден был зарабатывать сам. Александр не гнушался никакой работы. Давал уроки, рисовал декорации для театра и даже, один сезон, играл на скрипке в цирке Труцци.

 

                 - О -

 

Был у отца верный друг Коля, о котором я уже упоминала. Он, за Сашей, готов был идти хоть на край света. Он и в Лицей поступил из-за Саши, хотя обладал незаурядными музыкальными способностями.

Приехав как-то на каникулы, Саша решил снова заняться поисками кладов. Не помню точно, в самом ли Смоленске или где-то в губернии, находился ста рый монастырь. Монахов там давно не было, кроме од ного, который не хотел расставаться со святыней.